Забытые пещеры Айваджа - памятники домусульманского периода таджикской истории

8 февраля 2020 г.
244

Забытые пещеры Айваджа - памятники домусульманского периода таджикской истории

Отсуствие внимания к древним историческим памятникам со стороны отвественных чиновников может привести к утрате домусульманской истории Таджикистана, считают эксперты.

На юге Таджикистана есть село, которое называется Айвадж. Оно находится в Шахритусском районе, на стыке границ, разделяющих Таджикистан, Афганистан и Узбекистан. Это место уникально по нескольким причинам. По каким - рассказывает CABAR.asia

Во-первых,  это самая южная точка страны, где летом регистрируются самые высокие температуры. Кроме того, как выяснилось, примерно, в 15 км от этого села в сторону границы, существует серия древних и редких исторических памятников, которые до конца не изучены, и утеря которых может привести к исчезновению целого пласта таджикской истории домусульманского периода.

final-.jpg
Пещеры Айваджа находятся на юге Таджикистана на границе с Афганистаном и Узбекистаном.
Фото CABAR.asia

 

Уникальные, но не изученные

Наше расследование показало, что таджикские историки и археологи давно не изучали эти уникальные пещеры, об их исторической ценности не знают или знают, но не предпринимают мер по их сохранности местные власти. Их исчезновение может унести с собой тайны истории этого региона.

На правом берегу Амударьи, в верхней части холмов, возвышающихся на уровне 30-40 метров от дороги, можно увидеть 18 пещер, похожих на кельи, они занимают примерно 100 метров.

%D0%A1%D0%BD%D0%B8%D0%BC%D0%BE%D0%BA.JPG
Пещеры Айваджа являются ценным памятником доисламской культуры Таджикистана.
Фото CABAR.asia

Пещеры находятся в 5 метрах друг от друга. Некоторые из  них уже сильно разрушены и уже почти сравнялись с землей. В 70-е годы прошлого столетия над этими пещерами была проложена железная дорога Амузанг-Бохтар, которая действует и ныне. И несмотря на то, что пещеры подвергаются давлению тяжеловесных поездов, большинство из них все еще довольно устойчивы.

Пещеры представляют собой просторные комнаты, с квадратными полами и полукруглыми потолками. В большинстве из них имеется от одной до трех комнат. Самая большая комната, примерно, 6 на 3 метра. Высота потолков не менее 2-х метров. В комнатах, напротив дверей вытесано, что-то сходное с михрабом (ниша в стене, предназначенная для молитв). В некоторых комнатах есть узкие возвышения (до 50 см), где можно сидеть и спать. В потолке двух комнат есть изображение крестов, длина одного  из которых составляет, примерно, пять метров. В стенах высечены ряды различных отверстий.

Risunok4-740x480.png

Во время нашей поездки туда, в октябре 2019 года, вокруг было пустынно, но брошенные пластиковые бутылки и мусор, свидетельствовали о том, что здесь были люди, скорее всего пастухи. Редкие жители знают о существовании этих пещер и называют  это место Хаждаххона или Хаждахгора (“восемнадцать комнат” или “восемнадцать пещер”), но ничего не знают об их истории. Это место находится недалеко от пограничной заставы и достпуп к нему запрещен.  

Нас заинтерсовали изображения крестов на потолках этих пещер, и мы решили узнать, что же это за памятники и почему про них мало, кто знает?

Единственное описание итогов археологических раскопок, проведенных в этих местах зафиксировано более полувека тому назад. Описание краткое и до сих пор остается без особого внимания со стороны научных кругов в Таджикистане. А местные власти не прилагают усилий, чтобы сохранить и восстановить эти уникальные архитектурные пещеры.

Risunok5-740x480.png

По словам кандидата исторических наук Шерали Ходжаева, начальника отдела охраны исторических памятников Министерства культуры Таджикистана, члена Совета аналитиков исторического материального и нематериального историко-культурного и природного наследия СНГ, данный памятник был зарегистрирован еще в начале 50-х годов прошлого века учеными Института истории, археологии и этнографии имени Ахмада Дониша Академии наук Таджикистана (бывший Таджикская ССР). Он добавил, что рассматриваемый объект состоит не из 18, а из 25 отдельных пещер.

К сожалению, за последние 50 лет, про пещеры Айваджа на таджикском языке не было опубликовано ни одной научной статьи. Однако, в интернете можно обнаружить множество статей на русском, польском, немецком и английском языках, что свидетельствует о интересе к этим находкам со стороны зарубежных историков. Большинство статей основаны на исследованиях одной группы археологов 70-х годов, и опубликованы в разные годы.

 

Споры: “христианство или буддизм”?

В архитектуре Айваджских пещер прослеживаются признаки религиозной архитектуры. Ученые Хмельницкий и Атаханов в отчетной статье по итогам работы своей группы “О работе Шахртусского археологического отряда в 1968-1970 гг” указали религиозную значимость мемориала, построенного в ту эпоху.

Ученые и археологи расходятся во мнениях о принадлежности этих пещер к разным религиям. Часть из них считает, что на юге Таджикистана обнаружены древне-христианские памятники, другие же считают, что эти пещеры буддийские.

 “С точки зрения планировки, внутреннего устройства и строительных приемов, рассматриваемый памятник не находит себе аналогов в среднеазиатском зодчестве, после арабской, мусульманской эпохи. Наоборот, в архитектуре раннего доарабского средневековья на Среднем Востоке, крупные комплексы искусственных пещер хорошо известны и всюду связываются с сооружениями одного определенного назначения – монастырями” (стр.199). Описывая найденные памятники, они производят сравнения. Одно из них гласит: “В нашем же случае ветви креста имеют трапециевидную, резко расширяющуюся от центра к краям форму, и по своему очертанию рельеф более всего похож на знак старого русского ордена св. Георгия”  (стр.201).

Risunok9-740x480.png

Айдогди Курбанов, автор работы “Ефталитите: археологический и исторический анализ” (на польском), опираясь на указанную статью, предположил, что это памятник христинства. Возможно – нестерианства.

Борис Анатольевич Литвинский, который известен, как основатель научной школы археологии в Таджикистане, подвергает сомнению выводы авторов в той же статье “Археологические работы…» и пишет: “Т. Атаханов и С.Г. Хмельницкий по поводу айваджских пещер высказали другую версию, по поводу их связи с христианством. Слабость их аргументов: в статье не приводятся сравнения и доказательства, вытекающие из анализа источников религиозно-строительных практик Восточного христианства” (стр.22-23). 

Археологи Атаханов и Хмельницкий в заключении своей статьи пишут:  «Окончательное подтверждение или опровержение выдвинутой выше гипотезы может быть сделано только после полного завершения раскопок памятника и его дальнейшего углубленного изучения” (стр.203, там же).

Risunok7-740x480.png

Поскольку тайны этого уникальнейшего древнего исторического памятника больше не изучались, проблема выявления его религиозной принадлежности остаётся открытой.

Таджикские специалисты имеют другие гипотезы по поводу принадлежности этого памятника той или иной религии.

Этот памятник остался со времен Александра Македонского, – говорит заслуженный преподаватель истории, житель Шахритусского района Турдимурод Очилдиев.

“В III веке до нашей эры Александр Македонский напал на нашу землю, которая в то время называлась Бактрией. Кресты в пещерах очень похожи на кресты, которые изображались на христианских знаменах. Я сомневаюсь в правдивости этой версии, поскольку на знаменах Александра не было зафискировано крестов. Но, скорее всего, эти пещеры остались после Крестовых походов, которые были направлены на войну против Ислама”, – говорит Хайрулло Давлатов, искусствовед, любитель истории.

Шерали Ходжаев, упоминает этот памятник, как “христианскую святыню” и отметил, что он имеет отношение к эпохе до нашей эры.

“При разделении христианства, представители одной из ее ветвей выдвинулись из Сирии в Древнюю Бактрию и расположилась на правом берегу реки Амударьи, на высоте около 40 метров над уровнем реки. Эти пещерные ряды характерны для священнослужителей данной группы христиан”, – добавил он.

“Судя по фотографиям, это напоминает знаки и символы буддизма и христианства”, – подчеркивает доктор исторических наук, профессор Бохтарского госуниверситета им. Н. Хусрава, Хушвакт Абдуназаров. – “В Кушанскую эпоху, в I-IV веках до нашей эры буддизм и христианство (греко-буддизм) объединились и появилась некая смешанная культура. Это буддийский памятник. В наши края тогда пришло направление махаяна  этой религии”.   

Другой таджикский ученый, Нуриддин Сайфуллоев, руководитель отдела археологии Института истории, археологии и этнографии им. Ахмада Дониша Академии наук Таджикистана говорит: “Для того, чтобы получить лучший ответ, я посмотрел ваши фотографии совместно с китайскими учеными. Они сообщили, что буддизм древнего периода также имеет символику схожую с изображениями креста, и относится к  Кушанскому царству”.

 

Айваджские пещеры не единичны

Между тем, бывший руководитель историко-краеведческого музея “Авасто” Хатлонской области, Сафармох Ятимова,  говорит, что к типу Айваджских пещер относятся еще две подобные пещеры, которые расположены в Пянджском районе, на берегу реки Пяндж, недалеко от границы между Таджикистаном и Афганистаном.  В 2007 году она там однажды побывала. Она отметила, что в центре потолков тех пещер также изображены кресты.

“В поселке Фахробад Хуросонского района есть место, которое называют Джармачит (джар – пропасть, мачит – мечеть). Там также есть подобные пещеры. И там тоже есть “михрабы”. После прихода Ислама в эти места их переделали в мечети. В Сангворском районе (бывший Тавилдара), на востоке Таджикистана есть усыпальница святого Бурха, и там тоже имеются подобные пещеры”, – сообщил Х. Абдуназаров, и отметил, что, обычно, подобные пещеры устраивались в горных местностях, на берегах рек. 

Mavze-oi-tarihii-SHa-rituz.jpeg
Исторические памятники Шахритусского района.
Фото: CABAR.asia

 

В Хатлонской области имеется немало исторических памятников, имеющих религиозное происхождение, и, по нашим наблюдениям, большая часть из них связана именно с исламом. Из исторического наследия, принадлежащего другим религиям, следует отметить знаменитый “Аджина-теппа” в Вахшском районе, буддийский храм VII века. Он является одним из наиболее известных архитектурных памятников и внесен в реестр Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Специалисты Управления культуры Хатлонской области утверждают, что на территории области имеется 931 памятник истории и культуры. 721 из них является археологическими памятниками, но более половины из них остаются неизученными полностью. И только 20 имеют необходимые сертификаты.

По словам Ш. Ходжаева, до 30-х годов XX века, от древней крепости Хульбук, Восейского района до города Куляба, на общей площади в  30-35 километров,  было открыто 154 (!) древних памятника, но сохранились лишь их развалины. К сожалению, до сегодняшнего дня только очень небольшая часть из них была изучена.

 

Недостаток средств

Необходимо отметить, что для сохранения историко-культурного наследия в Таджикистане существует “Государственная программа по охране историко-культурного наследия на 2012-2020 годы”. На финансирование первого этапа реализации этой программы в 2012-2015гг. было выделено 27 млн. 215 тыс. сомони. На второй этап, на 2016-2020 годы – 40 млн. 225 тыс. сомони. На эти средства по всей территории страны предусмотрено восстановление 25 крепостей, 7 усыпальниц, 5 медресе, 3-х исторических мечетей и 3-х храмов доисламского периода, на реставрацию 17-ти и восстановление 11-ти памятников, на уход за 8-и памятниками, частичное восстановление 5-ти памятников и ремонт 2-х археологических памятников.

Однако, по официальным данным, вытекающим из одного документа 2019 года, а именно, из приложения к письму Министерства развития экономики и торговли РТ, следует, что из-за недостаточного финансирования, из 26 пунктов первого этапа вышеобозначенной программы 7 не были выполнены.

Risunok16-740x480.png

Во втором этапе, на протяжении 2016-2018 годов, было освоено всего 450 тысяч сомони, что составляет 7,7% предусмотренного плана работы. Из всех местных властей только исполнительный орган Истравшанского района Согдийской области выделял деньги на исполнение этой программы.

“Ежегодно выделятется около 80-90 тысяч сомони (около $ 8-9 тыс.), на проведение 15-16 археологических раскопок и реставрацию исторических памятников, – говорит Каримзода Убайдулло Насрулло, директор Института истории, археологии и этнографии имени Ахмада Дониша Академии наук Таджикистана. – К сотрудничеству также привлекаются археологические институты России, Германии, Китая и других стран, которые не раскрывают своих финансовых затрат”.

Занесены ли пещеры Айваджа в списки тех объектов, которые охватывает эта Госпрограмма, нам выяснить не удалось. Но, судя по тому, что этот объект только недавно включен в государственный реестр (утверждено: 31.08.2018, № 356), восстановлением или продолжением исследований в этом районе пока никто не занимается.

Шерали Ходжаев отметил, что памятник внесен в единый государственный реестр исторических памятников Шаартузского района совсем недавно. Он подчеркнул, что уникальность его заключается в том, что подобных  памятников в регионе больше нигде нет. Но к сожалению, из-за его географического расположения, а именно, из-за того, что он находится на границе между тремя государствами , в непосредственной близости от Афганистана, в настоящий момент реставрация и изучение его затруднены.

По его словам, возобновить археологические раскопки и проводить восстановление этого объекта невозможно, пока в соседней стране, а именно в Афганистане, не стабилизируется обстановка.

“Никто не возьмется обеспечивать безопасность археологов, когда они начнут работать в непосредственной близости от приграничной полосы”, – сказал он.

Однако, на наш взгляд, дело не только в обеспечении безопасности в приграничном районе. Власти при желании изыскивают средства на восстановление более известных памятников, которые принадлежат исламской культуре и куда местное население  совершает паломничество.

Так, например, в начале 2000 годов был восстановлен исламский памятник в том же самом Шахртусском районе. Согласно информации, опубликованной на веб-сайте посольства США в Таджикистане, из фонда посла по культурному наследию в  2005-2007 и 2009 годах, в рамках специального проекта по снижению воздействия подземных вод вокруг медресе и мавзолея Ходжа Машхад, Шаартузского района, на монтаж дренажных труб, усиление конструкций, устранение структурных повреждений, реконструкцию западной части здания, элементов основного здания, главного входа, угловых башен, декоративных панелей и восточного купола, в целом, было израсходавано 121 тыс. долларов США.

Risunok3-740x480.png

Иной информации о том, были ли другие проекты, по восстановлению объектов исторического наследия,  на протяжении более 10 лет после реконструкции мемориала Ходжа Машхад в Хатлонской области, найти не удалось.

Некоторые эксперты считают, что местные власти могли бы прилагать больше усилий для сохранения памятников на территории их регионов. 

Х. Абдуназаров считает, что безотвественность и невнимание со стороны местных органов к сохранности исторических объектов способствовует тому, что многие ценнейшие археологические памятники могут исчнезнуть и будут утрачены.

Risunok19-740x480.png

«Следует усилить археологические раскопки в стране и доказать мировому сообществу, что мы страна с древней цивилизацией. В соответствии с Законом о сохранности исторических памятников, подобные сооружения должны охраняться. Местные власти обязаны заботиться о том, чтобы во время строительства новых объектов, при распределении земль под разные виды хозяйствования, археологические памятники не разрушались и не исчезали. В каждом районе должны быть специальные карты, в которые занесены все исторические объекты. К сожалению, подобные карты имеют не все районы. А когда у нас нет карт, мы даже представить себе не можем, сколько объектов, ценность которых невозможно подсчитать, ушли под землю. Для того, чтобы построить один магазин или другой современный объект, мы все уничтожаем. А ведь это все – наша история и цивилизация. Если все это исчезнет, в нашей истории  будет много темных мест”, – добавил он.

Даже в советские времена в Хатлонской области проводилось недостаточно археологических раскопок, говорит Н. Сайфуллоев. После распада Союза здесь вообще происходило очень мало работ. А в некоторых районах, таких, как Пяндж и Фархор они совсем не велись.

Наши собеседники Х. Абдуназаров, Х. Давлатов и С. Ятимова предлагали ряд мер по сохранению Айваджского историко-архитектурного памятника:

  • Закрыть его специальным куполом;
  • Снизить вред от воздействия железнодорожного транспорта;
  • Подготовить проект защищаемой зоны;
  • Установить защитные знаки;
  • Возобновить археологические раскопки;
  • Привлечь ведущих отечественных и зарубежных специалистов для завершения споров о его религиозно-интегрированной принадлежности;
  • Подготовить научные труды и указать историю данного памятника в учебниках истории.
“Это уникальное место, конечно же, может привлечь множество туристов, ученых, историков и археологов со всех стран. Если дать доступ западным специалистам и ученым с мировым именем для изучения этого уникального исторического объекта, то это будет способствовать тому, что он будет тщательно изучен и обогатит нашу историю. Ведь у них есть всё необходимое оборудование и денежные средства”, – сказал профессор Хушвакт Абдуназаров.

В соответствии со статьей 16-ой Закона Республики Таджикистан «Об охране и использовании объектов исторического и культурного наследия», сохранность объектов исторического и культурного наследия и их эксплуатация, прямая обязанность уполномоченных государственных и местных органов власти, и они обязаны раз в пять лет инспектировать и выявлять их состояние, чтобы можно было подготовить дальнейший план работы и новую госпрограмму. Надеемся, что для выполнения вышеуказанной статьи закона и в целом,  для защиты, изучения и восстановления данного исторического сооружения не потребуются еще десятки лет. 

Данное журналистское расследование проведено  в рамках проекта IWPR «Стабильность в Центральной Азии через открытый диалог».

Зимой с нами теплее в  TelegramFacebookInstagram, Viber, Яндекс.Дзен и OK.

Свои вопросы, сообщения, видео и фото присылайте на Viber, Telegram, Whatsapp, Imo по номеру +992 93 792 42 45.