Выставка Ирины Дмитриевой-Ванн в Душанбе: «Красота таджикских женщин – это гармония светлого и тёмного»

8 ноября 2019 г.
94

Выставка Ирины Дмитриевой-Ванн в Душанбе: «Красота таджикских женщин – это гармония светлого и тёмного»

В её картинах раскрывается таинственная неописуемая красота таджикских женщин-горянок. Сегодня, в свой день рождения, она рассказала о том, кто ее вдохновляет, почему ей так нравится творить в Таджикистане и какую роль в ее творчестве играет религия.

Выставка будет проходить ежедневно с 10:00 до 17:00. Называется она «Миры и мифы Тимура Зульфикарова. Живая древность» и посвящена творчеству самого таджикско-российского поэта Тимура Зульфикарова, который, по словам художницы, и вдохновил её приехать в Таджикистан.

Именно благодаря его творчеству, тому, как в своих произведениях он описывал таджикский край и побудили Ирину Дмитриеву-Ванн самой увидеть эту страну.

- Тимура Зульфикарова я считаю своим главным учителем жизни и вдохновителем, который и открыл для меня этот прекрасный мир таинственности, - делится она.

Практически все картины, которые будут представлены, посвящены таджикским сельским женщинам и девушкам, в чьей красоте, по мнению Ирины Дмитриевы-Ванн, отражена гармония светлого и тёмного.

- Когда я впервые увидела большеглазых дивных таджикских женщин, я, как художник, просто влюбилась в этот типаж. Когда я бываю в горах и встречаю сельскую девушку с иссиня-чёрными глазами, я понимаю, что это и есть та самая гармония, когда сливаются светлое и тёмное, - говорит художница.
%D0%9D%D0%B0%20%D0%B3%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D0%BD%D0%BE%D0%B5.JPG
Asia-Plus

Она очень хотела бы презентовать стилизованные портреты этих девушек им самим и даже провести выставку в кишлаках, где их видела. Но, в силу менталитета тамошнего народа, эта идея, по её словам, если и осуществится, то не скоро.

- К сожалению, они не подготовлены к такого рода мероприятиям, учитывая их менталитет. Но он мне, хочу сказать, нравится гораздо больше городского. Знаете, люди там гораздо более воспитаны. Я сразу отличаю горожанина от человека сельской местности: последний никогда, например, не бросит мусор в реку. Ни при каких обстоятельствах, а горожанину это ничего не стоит, - делится она.

Все девушки, изображённые на картинах, по словам Ирины Дмитриевы-Ванн, являются музами, но главная её вдохновительница древняя зороастрийская богиня плодородия и любви Анахита Ардвисура. Её образ, причём в нескольких ипостасях, можно будет увидеть на многих картинах художницы. Все презентованные картины написаны в Таджикистане, потому как, именно здесь у художницы, как она говорит, просыпается вдохновение.

- В вашей стране много таинственного, неразгаданного, того, к чему тянется душа. Меня также очень поразило, то, сколько мировых религий оставили след в вашей стране. Сперва религия сил природы, затем митраизм, зороастризм, буддизм, ислам, советская идеология, затем в Таджикистан вновь пришёл ислам. Всё это напоминает мне птицу с яркими перьями, и каждое перо сияет.

Но больше всего меня интересует время, когда люди жили в гармонии с богами. Из них меня особенно заинтересовала и вдохновила богиня Анахита Ардвисура. 
7.JPG
Asia-Plus

 

«Важно, чтобы картины излучали положительную энергию»

Ирина Дмитриева-Ванн очень тепло, с любовью и с особым восхищением отзывается о Таджикистане, в особенности о его поэтах:

- Когда я впервые приехала в Таджикистан, для меня открылся целый мир. Это не только мир красоты природы, истории, многих религий, существовавших на этой земле. Это ещё и какая-то тайная красота, которая существует в поэзии суфиев, в их таинственном знании.

С творчеством суфиев я знакома давно, но именно в этой стране я, наконец, обрела тот самый маленький золотой ключик к их таинственным знаниям.

И я знаю, что когда суфий говорит: «О, моя возлюбленная!», он обращается отнюдь не к женщине, он обращается к высшей истине, высшей красоте. Если же он говорит: «О, мой возлюбленный!», то обращается непосредственно к Богу, ведь больше всего в жизни суфийский поэт любит Бога.

Меня это потрясло настолько, что тему таинственной красоты я решила изобразить на своей первой картине, представленной на этой выставке - «Солнце древней Согдианы». Меня стали волновать знаки, которые использовали таджикские художники и поэты, красота их слова.

3.JPG
Asia-Plus

Религия - это живая вода и она всегда сокрыта внутри, считает художница. На поверхности же остаются неверные людские суждения, ложные учения, подобно тому, как ислам в современном мире связывают с терроризмом. На самом деле ислам это прекрасная и великая религия.

 

- На своей странице в Фейсбуке Вы писали, что хотели бы, чтобы люди посмотрели на ваши работы глазами известного искусствоведа Станислава Айдиняна. Значит ли это, что он участвовал в выборе картин, которые будут на выставке?

%D0%97%D0%B0%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%B0%20%D0%B8%D0%B7%20%D0%BA%D0%B8%D1%88%D0%BB%D0%B0%D0%BA%D0%B0%20%D0%9A%D1%83%D1%85%D0%B8%D1%82%D0%B8%D0%BB%D0%BB%D0%BE.JPG
Asia-Plus

- Нет. Дело в том, что в своём сообщении я также опубликовала его критическую статью обо мне и моём творчестве «Вечная женственность Востока в творчестве художницы Ирины Дмитриевой-Ванн». Этот человек определил моё место в живописи, рассказал кто я.

Мне лично очень понравились строки, в которых он говорит, что к моим работам можно придраться: к излишней смелости, некой небрежности, но к главному не придерёшься – мои картины излучают энергию. Я считаю, что это самое главное, причём, очень важно, чтобы картины излучали положительную энергию.
4.JPG
Asia-Plus

Художница также отметила таджикских деятелей искусства, которые, как она говорит, являются не только её друзьями, но и учителями и советчиками по жизни. Это живописец Юсуф Сангов, художник Муриват Бекназаров и известный таджикско-российский поэт Тимур Зульфикаров.

Осенью нас модно читать в TelegramFacebookInstagramViberЯндекс.Дзен и OK.