Шабчароги: «Не повторяйте нашу ошибку!»

5 октября 2018 г.
160

Шабчароги: «Не повторяйте нашу ошибку!»

Представляем вниманию читателей беседу таджикского журналиста Бахтиёра Хамдама с гражданином Канады иранского происхождения инженером Парвизом Шабчароги.

- Господин Шабчароги, добро пожаловать в республику Таджикистан. Вначале хотелось бы узнать ваши впечатления о Таджикистане. Помнится, 10 лет назад вы также приезжали в нашу страну, какой вы видите её сегодня? 

- Действительно, 10 лет назад я приезжал в Таджикистан. Все эти годы я считал месяцы. Для меня и всех патриотов культура таджиков и персов священна и величественна. Я, как иранец, иногда думаю, почему Иран поддерживает религиозных боевиков в горячих точках вместо того, чтобы направить свой капитал на развитие соседних стран, имеющих один язык, таких, как Таджикистан? Сами посудите, если бы несколько лет назад инвестиции Ирана были бы направлены на крупные энергетические проекты Таджикистана, то это было бы на пользу всего региона, особенно Афганистана. Это не только моё мнение, это точка зрения большинства патриотов, которые надеются, что рано или поздно народ Ирана заново обретёт свою истинную идентичность. Почему я в этом уверен? Смотрите, сегодня в иранском обществе, сохранившем древнюю арийскую культуру, экстремизма практически нет. То, что вы видите, это политика государства, которая снижает авторитет Ирана на международной арене.  

- То есть, простому народу Ирана чужды эти чувства? 

- Да, сегодня Иран посещает большое количество туристов из Америки, стран Европы, из Китая и Японии, и я до сих пор не слышал, чтобы простой народ с кем-то обошёлся грубо, кого-то оскорбил. Напротив, как и народ Таджикистана, иранцы гостеприимны и толерантны.

Хочу вернуться к вашему первому вопросу. Десять лет назад, когда я приезжал в Таджикистан, здесь ощущалась нехватка электричества, газа и тому подобное. В те дни в Худжанде один из моих друзей рассказал мне, что в некоторых регионах в зимний период подавали электричество два часа в сутки. Летали старые советские самолёты, на которых было страшно летать. Сегодня я вижу новые современные аэропорты, самолёты «Боинг». Дворец «Кохи Навруз», который вы построили несколько лет назад, имеет уникальную архитектуру, имеющую национальный колорит, он в несколько раз превосходит классические и современные здания Тегерана, это я заявляю как инженер-строитель. 

Поверьте, я сравнил прогресс вашей страны с периодом правления шаха Ирана и сказал своим таджикским друзьям, чтобы они ценили это и были благодарны. Сравните Иран периода Ризашаха Пахлави, который был благоустроен, свободен, был носителем прогрессивных идей с нынешним Ираном, который его лидеры превратили в пыль и прах. Неблагодарные люди были и в период правления шаха, несмотря на то, что жизнь была стабильной, люди чувствовали себя в безопасности. Люди всегда и везде хотят жить лучше, чем живут сейчас. Сегодня в канадском Ванкувере вы услышите те же жалобы, нет денег, нет работы. В Канаде за 1 рабочий час платят 12 долларов, но всё равно есть недовольные. 

- То есть, недовольство людей может ухудшить ситуацию?

- Да. Я хочу предупредить таджикский народ - не повторяйте нашу ошибку, которую мы совершили в пятидесятые годы прошлого века. Все социальные проблемы решаемы. Не позволяйте, чтобы ваши муллы и религиозные деятели воспользовались ситуацией. Если они придут к власти, они отберут у вас не только ваше имущество, но и науку, культуру, школы, ваш интеллект, мысли, убеждения, совесть и даже ваши радости.

В Иране произошёл раскол между государством и обществом, нацией. Сегодня надо быть бдительными, чтобы религиозные партии и движения своей «мягкой» пропагандой не внесли раскол между народом и государством. Они говорят о демократии, свободе и правах человека, обманывают народ. Радикальные силы хотят использовать демократию и религиозность таджикского народа, чтобы прийти к власти. Будьте уверены, через месяц от демократии у них не останется и следа!

Не позволяйте затуманить вам мозги, как это сделали в Иране, несмотря на то, что там были образованные и просвещённые люди. От той обещанной демократии за сорок лет остался только мираж...

- Да, благодаря демократическому строю такие личности, как Гитлер и Муссолини пришли к власти в прогрессивном европейском обществе. Мой вопрос несколько другой: устройство нашего государства - светское и секулярное. То есть, мы всегда сохраняем этот баланс, и религия отделена от государства. Что вы думаете по этому поводу? 

- Выбранный вами путь абсолютно правильный. Религия не должна ни в коем случае вмешиваться в дела государства и правительства. Это не только моё мнение, это точка зрения великих мыслителей, которые всегда подчёркивали это. Если оглянуться на нашу историю, то можно увидеть, что даже две тысячи лет назад наши шахи, которые не знали о термине «демократия», прекрасно понимали, что религию необходимо отделить от государственных дел. То, что на нашей древней земле религии прекрасно уживались рядом друг с другом, свидетельствует об этом. Если бы государство было религиозным, иудеи ещё во времена правления шаха Кира не прибыли бы на нашу землю и не жили бы мирно. Сам шах Кир Великий в своё время был светским гуманистом. Если бы это было не так, то когда Кир Великий вошёл в Вавилон, он не стал бы поклоняться их богу Мардуку и не воздал бы ему почести. В его государстве вавилоняне поклонялись своему богу, иудеи - своему, персы имели свою религию, и Кир Великий признавал их всех. Даже религии Заратустры, которую исповедало большинство населения, не позволяли преобладать над другими религиями. Следовательно, идея отделения религии от государства всегда существовала в нашей традиции. Ваш президент Эмомали Рахмон является потомком Кира Великого, потому что он чтит и продолжает эти традиции. 

- Какие факторы, на Ваш взгляд, способствовали тому, что шахское правление было свергнуто в Иране?

- Одна из проблем шахского правительства была в том, что в обществе было запрещено читать литературу оппозиционного духовенства. Никто не знал, что они писали в своих книгах. Ахунды вышли на улицы, государство их подавило, но оно не выявило истинную суть их учения. Народ был обманут, поскольку не знал их истинных целей. Ваши учёные и политики должны исследовать и комментировать всё, что написали религиозные фанатики, и довести до народа, чтобы народ знал об этих угрозах. Сегодня в Афганистане нет ни безопасности, ни спокойствия, ни свободы. Фанатизм дошёл до того, что по беспочвенному обвинению зверски забили камнями невиновную женщину по имени Фархунда.

Когда у Хомейни спросили, каким должно быть исламское общество, он ответил: «Как во Франции». Когда спросили, что такое исламская свобода, он ответил: «Все свободны, даже коммунисты». Но когда они вошли в Иран, то первым делом убили коммунистов и других инакомыслящих. За несколько недель только 4 тысячи молодых людей до тридцати лет были повешены в тюрьмах. Это не плод моего воображения, по всем этим фактам имеются документы, фотографии и фильмы. Я ещё ничего не сказал о казни первой женщины – министра культуры, главнокомандующего и офицеров армии, которые сложили головы за родину, о тех, кто пропал без вести. Об этом не знали наши женщины. Когда они приходили к проспектам и кричали: «Приветствуем, Хомейни!», у них не было платков и хиджаба, никто из ахундов не сказал им: «Сначала накройте голову, потом присоединяйтесь к нашей демонстрации». Но когда Хомейни вошёл в Иран, и женщины пришли к нему на приём, он сказал: «У кого нет хиджаба, не пускайте ко мне, накажите их».

- Что ещё нужно сделать, чтобы экстремисты не набирали вес в обществе?

- Первое, что нужно сделать, это лишить их источников финансирования. Надо отслеживать, откуда к ним поступают деньги. Почему простой рабочий не может найти деньги на пропитание, а некоторые имеют возможность каждый год ездить в хадж? Это всё от неграмотности и фанатизма тех людей, которые сами живут в нужде, но за их счёт мулла имеет трёх жён, а его семейство пользуется всеми благами жизни. Люди сами не понимают, что их слепой фанатизм когда-нибудь навлечёт беду и на их голову.

- Почему, когда споришь с некоторыми религиозными фанатиками в социальных сетях, они сразу отвечают бранными словами? 

- Это их метод спора. У них нет истинной веры, они используют религию, как инструмент. Среди простых мусульман есть чистые люди, которые не обидят даже муху. Им нет дела до жизни и убеждений других. Но экстремисты объявляют всех остальных нечистыми и погаными, готовы всех казнить.

Почему мы не спорим, как они, бранными словами, не угрожаем казнью, как они? Потому, что непричинение боли животному или дереву, поскольку они живые существа, является частью нашей древней культуры. Доброжелательность тысячелетиями воспитывалась в таджикском народе. Судите сами, количество экстремистов в Таджикистане составляет не больше одного процента. Те, кому «промыли» мозги, кто забыл своё имя и фамилию, больше не таджики, они ваххабиты, салафиты и тахрировцы.  

- Что нужно сделать, чтобы молодёжи не «промывали» мозги?

- Для общества представляют опасность те, кто с детства попал под влияние фанатиков. Почему взрослый человек не примкнёт к боевикам, а молодёжь легко вовлечь в это дело? Потому что умудрённый опытом жизни человек не поверит, что если подорвёт себя и станет виновником гибели многих невинных людей, то попадёт в рай. Талибы имеют в Афганистане базы, где обучают терроризму с детства. В Сирии боевики ИГИЛ убивали курдов и выходцев из Йезда, похищали их детей, готовили из них смертников, учили отрезать головы и убивать. В них воспитывали ненависть по отношению к другим.

Следите за нашими новостями в Telegram, подписывайтесь на наш канал по ссылке https://t.me/asiaplus