Недовольным узбекистанцам разъяснили правовые основы карантина

14 июля 2020 г.
122

Недовольным узбекистанцам разъяснили правовые основы карантина

Карантин, введенный на территории Узбекистана, не является нарушением конституционных прав и свобод граждан. Такое мнение выразил замминистра юстиции и заслуженный юрист республики Музраф Икрамов в статье, опубликованной в Telegram-канале Минюста «Ҳуқуқий ахборот», пишет ИА Фергана.

Икрамов попытался доказать, что принимаемые правительством меры полностью соответствуют законодательству и «общепринятым обязательствам» республики, и предостерег тех, кто «распространяют ложную информацию о якобы нарушении международных договоров, действующего законодательства, прав человека, вводят всех в заблуждение».

Ограничение передвижения к нарушениям прав не относится, доказывает Икрамов, поскольку в статье 28 Конституции определено, что граждане имеют «право на свободное передвижение по территории республики, въезд в Республику Узбекистан и выезд из нее, за исключением ограничений, установленных законом».

Сейчас передвижение ограничено в соответствии со статьей 3 закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», где описываются карантинные меры.

«О каком карантине может идти речь, если даже государство не будет способно ограничивать передвижение, так как это является самым основным моментом в подобных беспрецедентных случаях», — пишет замминистра и добавляет, что «все государства мира имеют аналогичные права, и мы являемся свидетелями того, как в других государствах подобная практика реализуется».

Икрамов в статье доказывает, что вопросы о полномочиях Специальной комиссии и ее право принимать решения ограничительного характера «являются беспочвенными и не имеющими юридического обоснования».

«Проводимая борьба с коронавирусом имеет прочную правовую базу, соответствует Конституции, законодательству и международным обязательствам республики, не нарушает прав человека», — утверждает замминистра, ссылаясь при этом на статьи 3, 11 и 25 закона «О Кабинете министров», где прописаны полномочия правительства управлять социальной сферой и обеспечивать санитарно-эпидемиологическое благополучие, а также создавать временные комиссии.

Резкий рост числа заболевших и умерших, а также увеличившаяся нагрузка на систему здравоохранения заставили власти Узбекистана ужесточить карантинный режим на период с 10 июля по 1 августа. В стране закрыты вещевые рынки, крупные магазины, кафе и рестораны, парки, запрещено проведение развлекательных мероприятий, свадеб. Людям старше 65 лет рекомендовано не посещать общественные места и не выходить из дома без острой необходимости.

Кроме того, Икрамов напомнил статью 31 закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», которая гласит, что в случае угрозы инфекций правительство и даже хокимияты (администрации) областей могут вводить карантин. 

«Уже несколько месяцев пользователи соцсетей обсуждают то, что, несмотря на установление ограничений, похожих на условия чрезвычайного положения (ситуации), официально не объявляется о введении чрезвычайного положения», — пишет Икрамов.

Эти действия он обосновал ссылками на мировую практику, которая показывает, что «оценка ситуации в борьбе с коронавирусом и ее результативность не зависят от вида введенного режима: чрезвычайное положение, чрезвычайная ситуация, комендантский час, карантин как в отдельности, так и в целом».

«Законодательство республики допускает введение режима чрезвычайного положения, чрезвычайной ситуации, карантина», — заявил заслуженный юрист Узбекистана.

К вечеру 13 июля в Узбекистане было зарегистрировано рекордное за все время эпидемии число больных COVID-19, выявленных за сутки, — 594. 272 случая зарегистрированы в карантинных учреждениях и 322 — среди населения. Общее число достигло 13 591.

Он сослался на пункт 19 статьи 93 Конституции, описывающей право президента вводить чрезвычайное положение на всей территории или в отдельных местностях, статью 2 закона «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций», а также статьи 3 и 31 закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения».

Проводимые в Узбекистане противоэпидемические мероприятия в большей степени подпадают под действие закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», утверждает Икрамов.

По его мнению, карантин является наиболее подходящим из всех режимов и дает результаты, дополнительные меры могут быть введены в зависимости от обстоятельств.

«В этом плане никак нельзя согласиться с отдельными ''диванными советниками'', что принимаемые меры не являются подходящими или достаточными», — заключил замминистра юстиции.

Читайте нас в  TelegramFacebookInstagramViberЯндекс.Дзен и OK.

Свои вопросы, сообщения, видео и фото присылайте на ViberTelegramWhatsappImo по номеру +992 93 792 42 45.