Кому свежие яйца?

16 апреля 2018 г.
127

Кому свежие яйца?

Прошло почти два месяца, как отворились ворота первых закрытых в 2010 году КПП на таджикско-узбекской границе. Заметно упростился визовый режим, постепенно налаживаются разрушенные торгово-экономические отношения. Какова была первая реакция рынка на происходящие изменения, мы узнали, побывав на границе с Узбекистаном в Канибадамском и Спитаменском районах.

КПП между селами Андархон и Патар.

Приграничные рынки как барометр. Они раньше всего чувствуют пульс торговли. С КПП мы отправились на один из ближайших дехканских (колхозных) рынков Канибадама – «Панджшанбе», где обычно торгуют дехкане и мелкие торговцы.

1/3

Мы не заметили засилья узбекских товаров, как предсказывали некоторые СМИ в первые дни открытия таджикско-узбекской границы. Правда, время уже приближалось к 12, и торговые ряды редели.

Муж и жена Юсуфджон и Максуда Мадрахимовы приехали из города Бешарык. Они продают тут маш и фасоль.

- В первые дни доходы у нас были большие. С каждого проданного килограмма мы имели примерно 3 сомони. Теперь с изменением курса нашей валюты остается меньше, но все же выгодно здесь торговать. Спасибо администрации рынка, для нас отвели специальные места. Люди очень вежливы. Словом, мы довольны, - говорят они.

У супружеской пары из Таджикистана Абдурасула и Шахло Хусейновых, торговавших аналогичной продукцией, настроение иное:


- Мы привозим маш, горох и фасоль из Кыргызстана. Сейчас вынуждены продавать свой товар по тем ценам, по которым закупали. Дай бог свести концы с концами. Рассчитываем, что будем ездить за товаром в Узбекистан. А может, и в Кыргызстане оптовые цены снизятся, - говорят супруги.

По душе происходящие перемены Мухаббат Ашуровой из Канибадама и Мархабо Тузматовой из Андархона.

- Я торгую зеленью. Мне ее привозят крестьяне из Андархона, и я продаю. Говорят, что там все практически используется как корм для скота. Продавая кинзу, укроп, щавель, зеленый лук, редис, которые мне привозят практически за гроши, я неплохо зарабатываю, - поделилась с нами Мухаббат.

- Я вторую неделю торгую здесь курутом. Никаких препятствий. С меня даже плату не берут, видимо понимают, что я зарабатываю на жизнь, - отмечает Мархабо.


Ознакомившись с ситуацией на рынке продовольственных товаров, ввозимых из Узбекистана, мы пришли к выводу, что таможня оказалась права: вряд ли провозимые через границу небольшие партии существенно изменят цены на рынке. Главная причина – наличие ограничений на ввоз продуктов, введенных обеими странами с целью защиты своих рынков.

В соответствии с перечнем ограничений допустимая норма ввоза продуктов (хлеба, мяса, фруктов, овощей и т.д.) при пересечении границы из Узбекистана составляет 40 кг.

На конкретном рынке цены за последний месяц снизились на ряд видов бобовых, таких как маш, фасоль, джаварина, на 2-3 сомони, на яйца – на 15 дирамов за штуку, на сахар - на 2 сомони, на растительное масло - на 1 сомони. На треть потеряли стоимость домашние веники – 4-5сомони за штуку вместо 10-12 сомони.

Специалисты утверждают, что небольшие колебания цен - явление временное и рынок со временем стабилизируется.

 

Об инциденте и узбекской муке

Большинство опрошенных в Канибадаме и затем на рынках Спитаменского района, города Худжанда особых оснований для конфликтов между предпринимателями двух стран не видят.

Правда, один конфликт тут все же был. В середине марта, по сообщениям СМИ, в Канибадаме и Аште, поднялся спорт вокруг муки, которая, якобы, продавалась на таджикских рынках узбекскими предпринимателями по цене от 60 до 80 сомони. Источники в Узбекистане сообщают, что мука первого сорта (казахская) у соседей стоит 140 тысяч сумов. Это от 140 до 150 сомони в зависимости от курса узбекского сума. Это казахская мука. Производимая из местной пшеницы мука может стоить от 60 тысяч до 90 тысяч в зависимости от сорта. В переводе на наши деньги 65 и 97 сомони соответственно. Отсюда вывод: казахскую муку, которая в Узбекистане дороже, чем в Таджикистане, вывозить узбекским предпринимателям в Таджикистан незачем. Значит, в Аште и Канибадаме продавалась узбекская мука и небольшая партия.

1/2

Опасаться за конкуренцию местным жителям не стоит, потому что мука узбекского производства не может конкурировать с той же самой мукой, которую производят в Худжанде из казахской пшеницы таджикские предприятия.

- Если кто-то купил муку узбекского производства из их же пшеницы, скоро убедятся, что из нее нельзя приготовить ни лепешек, ни макаронных изделий. Тесто «разваливается». В этом скоро убедятся потребители, - объяснил нам сотрудник худжандской фирмы «Фаровон-1» Абдуллоджон Мирбобоев.

Однако в рядах предпринимателей в первые дни после слухов о продаже узбекской муки по низким ценам прошла легкая паника.

- Многие на время приостановили производство, - говорит Фарход Каримов, продавец муки на рынке «Гулистон» в Худжанде. – Теперь мы поняли, что оснований особых для беспокойства нет. Наша мука, производимая из казахской пшеницы, более конкурентоспособна по сравнению с аналогичной узбекской продукцией.

Побывали мы с тем же вопросом и на рынке другого приграничного района – Спитаменского.

- Разумеется, мы насторожились в первое время, услышав о скандале в Канибадаме, но вскоре поняли, что это были лишь слухи. Если даже случай и имел место, то у нас в Спитамене все спокойно. Правда, мука немного потеряла в цене. Если месяц назад мы торговали по 130 сомони за мешок, теперь готовы продавать его за 125-126 сомони, - говорит Джахонгир Мухаммаджонзода, местный продавец, торговавший мукой производства худжандской фирмы «Фатири Худжанд».

 

Можем ли мы конкурировать?

И все же. Есть перечень узбекских промышленных товаров, с которыми отечественным предпринимателям трудно будет конкурировать. Это, прежде всего, моющие средства. Они уже начинают завоевывать наш рынок.

Еще во время прошлогоднего экономического форума в Худжанде три фирмы из Узбекистана продемонстрировали широкий ассортимент своих товаров. Речь, например, о хлопчатобумажных изделиях. Хотя, по оценкам специалистов, они имеют преимущество чаще в цене, а не в качестве перед теми же турецкими или китайскими товарами, тем не менее наши челноки столкнутся с некоторой конкуренцией, считает глава Ассоциации предпринимателей Согдийской области Абдурахмон Хусейнов.

- Кроме того, с одной стороны, многие узбекские товары могут прийти на смену импорту, но с другой - они будут препятствовать планам переориентирования отечественных текстильных предприятий на законченный цикл. И пока не будет у нас существенных налоговых льгот и снижения тарифов на электроэнергию для производителей, не будет должного стимула, чтобы развивать производство в сфере легкой промышленности, - считает Хусейнов.

Определенные проблемы могут возникнуть у аграриев, считает Хусейнов. Поэтому дехканским хозяйствам, чтобы не попасть в трудную ситуацию, необходимо тщательно продумать, что и в каком количестве сеять.

- Однозначно цены на овощи и фрукты в этом году будут невысокие. Конкуренция между дехканскими хозяйствами развернется нешуточная. Поэтому лучше сделать ставку на виды продукции, на которые всегда стабильные цены, - советует он.

 

Паспортная чехарда

И немного не об экономике.

Побывав на границе несколько раз за последние два месяца, автор этих строк обратил внимание на то, что граждане Узбекистана, пересекающие границу, будто находятся в привилегированном положении. Возможно, в таком же положении находятся наши граждане на узбекской территории. Понятно, что и пограничники, и таможенники, наверняка получили «задание» не придираться к ним по пустякам, быть вежливыми. Но, несмотря на то, что и к своим гражданам отношение у пограничников заметно улучшилось, паспортная чехарда, которая происходит у нас в стране, создает для граждан Таджикистана большие препятствия при пересечении границы.

Граждане Узбекистана имеют единый паспорт. Он у них и внутренний, и заграничный. Следовательно, по его предъявлении они беспрепятственно пересекают границу. У нас целых пять разновидностей паспортов. Три вида внутренних и два вида загранпаспорта. Лишь биометрический паспорт темно-зеленого цвета дает право перехода границы.

До отмены визового режима жители приграничных районов были в предпочтительном положении. На основании предъявления своего внутреннего паспорта они могли совершить поездку в Узбекистан в радиусе 30 км и не более чем на 5 дней. Теперь они оказались в числе уязвимых.

Те, у кого нет загранпаспорта, как и прежде, лишились возможности поддерживать отношения с родственниками по ту сторону границы или ездить за покупками.

Тут нужно отметить, что стоимость биометрического паспорта в Таджикистане самая высокая – 75 долларов, а со всеми поборами может перевалить за все 100.

Между тем в соседних странах стоимость загранпаспорта в несколько раз ниже. В Узбекистане, например, биометрический паспорт стоит 20 долларов, в Кыргызстане – 17. Вся процедура получения занимает максимум 10 дней в Узбекистане и 8 дней в Кыргызстане. 

Следите за нашими новостями в Telegram, подписывайтесь на наш канал по ссылке https://t.me/asiaplus

© 2013-2018 Информационно-Развлекательный портал Таджикистана "TAJWEEK.TJ"