Как вернуть в Таджикистан российского инвестора?

4 апреля 2020 г.
90

Как вернуть в Таджикистан российского инвестора?

Российские инвесторы за последнее десятилетие не особо стремятся вкладывать средства в экономику Таджикистана. Неоднократные договоренности властей двух стран относительно увеличения объёма российского капиталовложения в таджикскую экономику не дают ожидаемого результата. Почему российский инвестор не спешит к нам, и что нам от него нужно?

Возможности привлечения российских инвестиций в таджикскую экономику были обсуждены в конце февраля на встрече министра экономического развития и торговли Таджикистана Завки Завкизода с послом России в республике Игорем Лякиным-Фроловым.

В частности, обсуждались вопросы создания благоприятных условий для российских инвесторов.

Стороны выразили уверенность, что двустороннее сотрудничество в этом направлении в дальнейшем будет плодотворно развиваться. Впрочем, подобных оптимистических заявлений чиновников двух стран разного уровня за последние годы прозвучало великое множество. Однако интерес российского инвестора к Таджикистану как был на низком уровне, так и остаётся.

Россия потеряла лидерство по вложению инвестиций в экономику Таджикистана, пропустив вперёд Китай.

По данным Госкомитета по инвестициям и управлению госимуществом, размер прямых российских инвестиций в экономику Таджикистана в 2019 году составил $33,1 млн. Это всего лишь 9,6% от общего объёма всех прямых иностранных инвестиций.

Для сравнения, прямое капиталовложение Китая в таджикскую экономику в прошлом году составил $262,3 млн., что составляет 75,8% в общем объёме.

 

В целом, некогда главный инвестиционный партнёр Таджикистана – Россия инвестировала в Таджикистан более $1,6 млрд., порядка $950 млн. из которых являются прямыми инвестициями. Китай, намного позже подключившийся к инвестированию в независимый Таджикистан, за последние десть лет успел вложить в нашу республику около $2,9 млрд. Около $1,3 млрд. из них - прямые инвестиции.

 

Где россиянину плохо, там китайцу хорошо

В нулевые годы наблюдался динамичный приток прямых российских инвестиций в экономику Таджикистана.

Президент России Владимир Путин в 2004 году по итогам таджикско-российских переговоров на высшем уровне заявил, что госструктуры и частные компании России в течение пяти ближайших лет вложит в экономику Таджикистана $2 млрд.

Вскоре на таджикском рынке заработали крупные мобильные компании «Мегафон» и «Билайн», российскими компаниями была построена в республике «Сангтудинская ГЭС-1».

После сдачи этой станции в эксплуатацию российская компания «Интер РАО» (одна из акционеров «Сангтудинской ГЭС-1) запланировала строительство ещё трёх малых ГЭС в республике.

%D0%BA%D0%B0%D0%BA%20%D0%B2%D0%B5%D1%80%D0%BD%D1%83%D1%82%D1%8C%20%D0%B2%20%D0%A0%D0%A2%20%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B8%D1%85%20%D0%B8%D0%BD%D0%B2%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B2.JPG

Министр энергетики России Сергей Шматко, в октябре 2009 года заявил о возможности возведения в стране от 15 до 20 станций. Также говорилось о строительстве предприятий пищевой и перерабатывающей промышленности.

Однако все эти проекты остались нереализованными, и российский бизнес с началом нового десятилетия вкладывает в экономику Таджикистана незначительные инвестиции. Более того, некоторые российские компании расстались со своими активами в республике и покинули её.

В частности, компания «Русал» продала Таджикской алюминиевой компании бизнес-центр «Созидание» и гостиницу Hyatt Regency Dushanbe, а владельцы мобильного оператора «Билайн» продали свой бизнес местной компании Zet Mobile. Ещё одним крупным игроком, который вышел из таджикской экономики стал «Газпром Интернешнл». Он занимался поиском углеводородов в республике.

Причины сокращения российских инвестиций в таджикскую экономику посол РФ в РТ Игорь Лякин-Фролов ранее объяснял высокими налоговыми ставками и неблагоприятным инвестиционным климатом.

«Нынешний объём вложений в экономику Таджикистана не устраивает ни Москву, ни Душанбе. Но нельзя заставить предпринимателей вложить средства в проекты, которые не принесут доходы. Инвестиционный климат очень зависит от благоприятных условий для деятельности компаний и налоговых льгот. Таджикистан с таким инвестиционным и бизнес-климатом, который сложился в стране, не может рассчитывать на привлечение больших инвестиций», - сказал он таджикским СМИ.

Российские аналитики считают, что Москва не располагает достаточными финансовыми ресурсами, чтобы идти навстречу Душанбе во всех вопросах.

«Россия уже не является монопольным лидером в Центральной Азии, для этого у неё просто недостаточно денег. Так, утеряно влияние на горнодобывающую отрасль Таджикистана, куда пришли представители китайских иностранных компаний», - говорит научный сотрудник Института Экономики РАН Александр Караваев.

При этом он считает необходимым встраивание Таджикистана в общий комплекс российской экономики, так как «подобное встраивание играет положительную роль, как для местных, так и для российских компаний и, главное, позволяет фиксировать интересы России в республике».

В противном случае, заключает эксперт, Россию будут полностью вытеснять из Таджикистана конкуренты, в первую очередь, Китай.

Между тем, Китай в новом столетии реализовал около 5 тысяч проектов в 138 странах мира, большинство из которых являются развивающимися странами. Об этом говорится в специальном докладе (AidData) исследовательской лаборатории Колледжа Вильгельма и Марии (одного из старейших вузов США).

Аналитики выделяют два варианта китайской инвестиционной стратегии. В развивающихся странах, таких как Таджикистан, приоритетом Китая является обеспечение контроля за источниками сырья с целью гарантированных поставок их в Поднебесную. Также в рамках этой стратегии производится покупка уже существующих объектов или строительство новой транспортной и прочей инфраструктуры для развития экономик этих стран в качестве торговых партнёров Китая.

Однако не менее успешно Китай инвестирует и в «первый мир», только в рамках другой стратегии. Там приоритетом является приобретение технологий через покупку пакетов акций в соответствующих компаниях, а также различные слияния и поглощения с целью наращивания экономического влияния и деловых связей в целом.

 

Куда бы мог вложиться российский инвестор?

В принципе, Таджикистан - молодая страна с растущей экономикой, обладающей огромными природными богатствами, где развивать можно почти все виды бизнеса.

Тем более, за последние годы проводились реформы и приняты законодательные акты для улучшения бизнес климата, что позволило республике заметно подняться в рейтинге Всемирного банка - Doing Business.

Власти рассчитывают на осуществление ускоренной индустриализации с помощью иностранных инвестиций, так как у самой республики для достижения этой стратегической цели денег не хватает.

Правительство Таджикистана для привлечения инвестиций особо выделяет семь перспективных отраслей экономики: гидроэнергетика, сельское хозяйство и переработка сельхозпродукции, горнорудная и химическая промышленность, лёгкая промышленность, транспорт, финансовый сектор и туризм.

При этом какие-либо значимые российские инвестиции отсутствуют в такие перспективные сектора таджикской экономики, как: горная добыча, обрабатывающая промышленность, машиностроение, сельское хозяйство.

Хотя российские инвесторы имеют опыт работы в некоторых из вышеперечисленных сфер, к примеру, в гидроэнергетике.

И, возможно, этот опыт отчасти становится уроком для других желающих российских инвесторов воздержаться от вложения своих денег в таджикскую экономику.    

«Любой иностранный инвестор, предварительно наряду с льготами, юридическими нюансами, будет изучать реальное положение бизнеса соотечественников в стране. Если, к примеру, российский инвестор планирует строить ГЭС, то будет интересоваться, как живётся инвеcторам Сангтудинской ГЭС-1, если хочет вкладывать средства в телекоммуникационную отрасль, пойдёт к «Мегафону», и спросит, как у них дела. Только после этого, он примет решение, стоит ли работать в Таджикистане», - отметил экономист Субхон Ходиев.

Акционеры Сангтуды, как известно, хронически не получают деньги за выработанную станцией электроэнергию. Размер задолженности таджикской электроэнергетической компании перед ними достиг уже почти 1,4 млрд. сомони ($145 млн.).

Владельцы «Мегафона», а также покинувшие республику российские инвесторы «Билайн» неоднократно обвинялись таджикским налоговым органом в сокрытии многомиллионных налогов.

Российский посол ещё пару лет назад после одного из таких обвинений в адрес мобильных операторов недвусмысленного заявил, что «налоги в Таджикистане иногда выше, чем сама выручка».

Аналитик Султон Сафаров считает, что таким странам, как Таджикистан, нужно создать исключительные во всех отношениях условия, чтобы нивелировать своё неблагоприятное географическое расположение (труднодоступная горная местность, отдалённость от морских портов, граница с политически нестабильным Афганистаном, и так далее…).

«Не будем говорить о китайцах, потому что они терпеливо будут переносить все тяготы для достижения своих конечных целей. Европейцев при существующей у нас практически полной незащищённости собственности инвестора, непотизме, коррупции и бюрократии привлекать очень сложно», - сказал он.

Аналитик советует властям добиваться кардинального изменения отношения к инвестициям, в частности, и к частному бизнесу в целом, чтобы рассчитывать на столь необходимые для индустриализации, и, в конечном итоге, для продвижения экономические ресурсы.

Весной нас удобно читать в  TelegramFacebookInstagramViberЯндекс.Дзен и OK.

Свои вопросы, сообщения, видео и фото присылайте на Viber, Telegram, Whatsapp, Imo по номеру +992 93 792 42 45.