"Дари добро". Как поклонник передачи "Жди меня" создал в Худжанде волонтерское движение

8 июня 2019 г.
163

Волонтерство объединяет людей и становится важной частью их жизни не только на Западе, но и в странах третьего мира, в том числе в Таджикистане. Причем там, где государство не выполняет свои функции по социальной защите, помощь добровольцев оказывается чуть ли не единственной возможностью выжить для больных или бедных. ИА Фергана рассказывает историю волонтерской группы из Худжанда. 

Группа «Хадяи мехр» («Дари добро») была создана в Худжанде пять лет назад, сегодня в нее входит более 25 молодых добровольцев. Они очень активны в социальных сетях, таких как Facebook, Instagram, «Одноклассники».

В частности, на Facebook у группы есть страница, где размещаются новости волонтерского движения, а также отзывы, объявления, фотоотчеты. К нынешнему моменту число подписчиков этой страницы перевалило за 10 тысяч.

Руководителем «Хадяи мехр» стал выпускник Московского финансово-промышленного университета «Синергия» Парвиз Касымов. Он менеджер в гулистонском объединении «Галлаи Сугд» («Согдийское зерно»), которое занимается производством муки и мучных изделий. Парвиз родился в индустриальном поселке Адрасман в северном Таджикистане в семье медиков.

С детства Парвиз полюбил программу «Жди меня» — ее вот уже много лет показывают по российскому телевидению. Благодаря этой программе люди ищут и находят родных и близких, с которыми они потеряли связь или даже считали умершими. Важную роль в программе играют волонтеры, и уже в те годы у Парвиза появилась мечта стать добровольцем и бескорыстно помогать людям. После окончания школы он 15 лет волонтерил в разных организациях России и Таджикистана.

— Как-то в 2014 году накануне Международного дня защиты детей мы встречались с друзьями, — говорит Парвиз Касымов. — Я тогда предложил создать новую группу волонтеров. Для начала мы скинулись, кто сколько сможет, собрали некоторую сумму и отправились в детский оздоровительный санаторий «Равшан», что в селе Овчи-Калъача Бободжонгафуровского района. Уже первая наша акция прошла на ура, в ней участвовали человек 25-28. Мы раздавали подарки детям, и они очень радовались. Тогда же выбрали и название нашей группе — «Дари добро».

Праздник, организованный группой «Хадяи мехр»

Позже, по просьбе местных властей, мы стали использовать для нее таджикскую версию этих слов — «Хадяи мехр». Сейчас в нашей группе для добрых дел объединились больше 25 молодых парней и девушек. Тут надо уточнить, что волонтерство для нас — это не работа, а хобби. Когда ты оказываешь помощь тем, кто в ней нуждается, тебя охватывает чувство гордости, а на душе становится легко.

- Через социальные сети к нам за помощью обращаются самые разные люди, - отмечает Парвиз. - Наши волонтеры идут к ним домой, чтобы познакомиться с ситуацией и понять, насколько именно этот человек нуждается в помощи. Ведь природа создала людей разными: у некоторых все есть, но они все равно недовольны. А есть люди, которые живут очень плохо, не имеют куска хлеба, но на жизнь все равно не жалуются, потому что стесняются. Мы изучаем все обстоятельства и сообща принимаем решение. Помощь должна быть адресной.

К нашей беседе присоединяется член группы «Хадяи мехр», выпускница Московской академии муниципального управления, сотрудница туристической фирмы Фарангис Шарипова.

— Волонтер, — говорит она, — не должен ждать за свою работу какого-то вознаграждения. Он включается в наше движение по зову сердца. Мы, если хотите, продолжаем традиции юных тимуровцев еще советских времен: они безвозмездно помогали старикам и одиноким людям. Волонтерские группы ведь тоже бывают разные.

Есть, например, крупные неправительственные организации вроде международного движения Красного Креста и Красного Полумесяца — они делают какие-то глобальные проекты, получают на это большие гранты. Но у нас другой формат работы и другие источники финансирования — например, мы через социальные сети сообщаем о необходимости кому-то помочь.

Вот пример такого обращения на нашей странице в Facebook: «Уважаемые друзья и товарищи! В нашу волонтерскую группу "Хадяи мехр" обратился за помощью Веретельников Михаил Сергеевич. ДЦП. Эпилепсия. Инвалид детства. Заторможенность в умственном развитии. Родителей нет. Пенсия по инвалидности — 180 сомони ($19). Живет с младшим братом. Брат работал на каменном заводе посезонно. Сейчас уже третий месяц не может найти работу. Образования нет, выходит на мардикор-базар (рынок набора поденных и сезонных рабочих — Прим. «Ферганы»). Уже третий месяц живут на пенсию 180 сомони почти впроголодь. Примут помощь в любом виде. Адрес: г. Бустон, Новый квартал, д. 3, кв. 50. (92) 980-50-46 (Алексей)».

— Понятно, что далеко не у всех желающих есть время лично участвовать в ваших акциях или доставлять необходимые вещи вашим подопечным. Как в этих случаях люди могут помочь нуждающимся?

— Если люди откликаются на наши призывы, мы им сразу говорим: «Мы волонтеры, и мы не берем в руки деньги. Таков наш неписаный закон».

Однако мы указываем координаты нуждающихся граждан. Если человек хочет помочь деньгами, то он может сделать это сам. Но если человек хочет помочь как-то иначе, а у него нет времени, тогда к нему приходят волонтеры. Благотворитель покупает необходимые продукты и вещи, а наши добровольцы разносят их нуждающимся.

— Многие благотворительные акции традиционно проходят в крупных городах. Однако здесь по сравнению с сельской местностью уязвимых граждан меньше…

— Когда мы начали нашу работу, мы охватывали только Худжанд и его окрестности. Однако со временем зона нашей деятельности стала расширяться. Ныне наши волонтеры работают в Бободжонгафуровском, Джабборрасуловском, Спитаменском, Аштском, Айнинском районах, а также городах Бустоне, Гулистоне, Истиклоле и Душанбе. Ежемесячно в этих районах и городах нашу помощь получают порядка 40 человек.

Кроме того, мы стараемся проводить акции там, где формально все есть, однако не хватает простого человеческого общения. Например, мы провели мероприятие в детском отделении Согдийского онкологического центра. Мы привезли фокусников, аниматоров, артистов — и они безвозмездно выступили перед детьми, страдающими онкологическими заболеваниями. Кроме того, мы подарили детям игрушки, фрукты и сладости, которые были собраны волонтерами через социальные сети.

— Кто ваши волонтеры?

— Почти все ребята — представители среднего класса. Все где-то работают, многие закончили иностранные вузы. Фарангис — сотрудница туристической фирмы, Парвиз — менеджер, Фирузахон трудится в фирме, занимающейся пластиковыми окнами, еще одна Фируза — оформитель-дизайнер свадебного салона. Зевархон работает во Дворце спорта, Далер — член творческой группы «Территория юмора», Хуршед — инженер-энергетик и так далее.

Фируза и Фарангис Шарипова
Фото Тилава Расул-заде

К нашему разговору подключается Фируза.

— Я стала волонтером, еще когда училась в школе дизайнеров в Бишкеке. Помогала людям, чем могла. Всегда помнила наставления бабушки, которая говорила: «Будь щедрой. Бог дал тебе две руки. Если сжала пальцы одной руки, то другую руку оставляй открытой!» Когда вернулась в родной Худжанд, сразу присоединилась к волонтерской группе «Хадяи мехр», нашла единомышленников.

Хашар нам поможет

В Таджикистане растет число общественных организаций, занимающихся благотворительностью. Одна из таких организаций — «Ормони дилхо» («Чаяния сердец»). Возглавляет ее студент четвертого курса филологического факультета Худжандского государственного университета имени Бободжона Гафурова 23-летний Рахматулло Рахимбоев. «Ормони дилхо» работает на территории Исфаринского района.

— Нашей организации всего один год, — говорит молодой благотворитель. — За это время мы смогли оказать безвозмездную помощь нуждающимся гражданам на сумму более 107 тысяч сомони ($11 тыс.). Ящики для сбора денег мы оставляем в магазинах и в местах общественного питания. Более 30 волонтеров помогают нам организовывать на рынках сборы денег и благотворительные концерты. С нашей помощью приобретены и бесплатно розданы 20 инвалидных колясок, 80 больных получили финансовую помощь в размере от 150 до 1800 сомони ($16-190). Мы финансировали две сложные операции на сердце и на позвоночнике на общую сумму 41 тысяча сомони ($4,3 тыс.). Организовали свадьбы для двух молодых пар из малоимущих семей. Кроме того, для них же хашарным способом построили два отдельных дома. Привезли подарки в детский дом Шураба и областной психиатрический диспансер Лаккона. Каждую проведенную акцию мы снимаем на видеокамеру и показываем по местному Исфара-ТВ, размещаем на своей странице в Facebook и других социальных сетях. В конце календарного года мы пишем отчет и отправляем его в областной Совет юстиции.

— Что побудило заниматься благотворительностью лично вас? Ведь от этого нет никакой материальной выгоды.

— Да, но нельзя отрицать духовную пользу. Когда мы помогаем людям, в нас происходит внутреннее очищение, мы обогащаемся духовно. Бывает, что местные органы власти, вместе того чтобы сказать спасибо, обращаются к нам с некой иронией и насмешкой. Тем не менее мы продолжаем свое дело. День за днем растет число наших добровольцев. Уже больше 40 лет вместе с нами живет сестра отца, которая страдает эпилепсией. Мы по себе знаем, как тяжело приходится людям, имеющим в семье больных. У них нет почти никаких возможностей бесплатно вылечиться за счет государства. И мы прежде всего будем оказывать помощь больным, инвалидам, представителям уязвимых слоев населения.

Во время благотворительной акции в Худжандском областном онкологическом центре корреспондент «Ферганы» познакомился с группой волонтеров из Бустона (бывший Чкаловск). Группу возглавляла Светлана Золотарева — председатель Российского культурного центра «Светлана».

— Мы работаем с детскими садами, чтобы новые поколения не забывали русский язык, русскую культуру и традиции, — говорит Светлана Владимировна, — занимаемся благотворительностью. Проводим открытые уроки, выпускники школ едут учиться по квотам в Россию.

Примечательно, что в каждой школе нашего города есть русские классы. Ежегодно в первую субботу июля мы вместе с группой «Поиск» из средней школы №4 Бустона посещаем село Хистеварз Бободжонгафуровского района и интернаты других городов северного Таджикистана, где проводим акции для глухонемых детей. Во время Великой Отечественной войны в Хистеварзе был детдом — интернат для сирот со всего бывшего Советского Союза. Мы стали искать их. Выяснилось, что на сегодняшний день в живых из них осталось лишь 30 человек.

— Волонтерское движение у таджиков имеет исторические корни, — говорит журналист Камар Ахрор. — Одним из таких феноменов является хашар — безвозмездная коллективная работа граждан для решения социальных проблем на местах. До сих пор во многих селах Деваштичского района хашарным способом чистят арыки, строят мосты, школы, детские дома, медицинские учреждения. Хашар консолидирует людей.
Волонтеры из города Бустон.
Фото Тилава Расул-заде

В министерстве юстиции Таджикистана зарегистрировано около 3 тысяч общественных организаций, часть из них занимается благотворительной деятельностью. А вот определить точное количество волонтерских групп невозможно, ведь подобные группы нигде не регистрируются.

По словам ветерана волонтерского движения, руководителя ОО «Диёр» и волонтера программы «Жди меня» в Таджикистане Бахри Абдурахмановой, волонтерское движение в стране развивается, люди, особенно молодежь, становятся более отзывчивыми. Это, конечно, радует, но тут есть свои нюансы.

— Пришла пора кардинально изменить тактику и стратегию волонтерских организаций, — говорит Бахри Абдурахманова. — В настоящее время волонтеры в основном выполняют те функции, которые должны выполнять государственные органы. Например, волонтерская группа «Хадяи мехр» в нынешнем году оплатила расходы на шестерых детей, нуждающихся в химиотерапии. Это была добрая инициатива волонтеров, но такое не может быть на постоянной основе.

По Конституции Таджикистан является социальным государством. Это значит, что правительство должно предоставлять своим гражданам, в частности детям, пакет гарантированных социальных услуг, в число которых входит и оказание медицинской помощи онкобольным.

Законодателям нужно внести в существующие законы необходимые корректировки. Старики, инвалиды, обездоленные люди должны получать пенсии и пособия, которые соответствует минимальным требованиям потребительской корзины.

Одноразовая помощь не способна коренным образом изменить жизнь попавших в беду граждан. Очень важно выявлять причины бедствий и работать с ними, а не только с последствиями. Волонтеры должны научить людей самостоятельно менять свой образ жизни, мыслить по-новому. Необходимо пересмотреть приоритеты, и тогда добровольцы смогут заниматься своим основным делом: оказывать гражданам моральную и психологическую поддержку, а не собирать деньги на лекарства и операции для больных, приобретать инвалидные коляски и еду, — заключила она.

© 2013-2019 Информационно-Развлекательный портал Таджикистана "TAJWEEK.TJ"