Что и почему нужно менять в подходах к Горно-Бадахшанской автономной области?

7 декабря 2021 г.
116

Что и почему нужно менять в подходах к Горно-Бадахшанской автономной области?

Ситуация в Хороге с 25 по 28 ноября показала, что ГБАО является сложным регионом не только с точки зрения географии, но и других особенностей и требует отдельного подхода.

Итоги хорогских митингов, которые длились 4 дня - двое погибших и шестеро раненых из числа мирных жителей. Из числа сотрудников правоохранительных органов ранения получили пять человек.

Причина митингов тоже смерть 29-летнего Гулбиддина Зиёбекова, который погиб во время задержания. Правоохранительные органы называют его преступником, жители области – героем, так как он не побоялся связаться с прокурором и заступиться за девушку.

Волнения были очень серьезными. Эмоциональность митингующих зашкаливала, а молчаливость и осторожность местных властей и органов правопорядка будто говорило о том, что они не знали, что с этим делать. 

Тот факт, что в течение двух дней к матерям погибших людей, которые стояли над телами своих детей на площади, никто из местных властей не выходил, еще больше раздражало митингующих.

Хотя в беседе с «Азия-Плюс» один из делегатов митингующих говорил, что в целях безопасности председателя, они сами запрещали ему выходить к ним, так как не были уверены, что смогут сдержать толпу.

В итоге так и вышло. Главу ГБАО Алишера Мирзонабота, когда он все же вышел, ранили в голову камнем. Как рассказал один из очевидцев, людей разозлила обвинительная риторика председателя.

«Вместо того, чтобы как-то успокоить народ, он стал их обвинять, что по их вине цены повысились, все встало, и что все должны покинуть площадь, потому что это незаконно. Не сказав ничего важного для народа, он развернулся и ушел. После этого в него и полетели камни», - говорит он.

На четвертый день митингующие все-таки разошлись, устно договорившись с властями о том, что взамен будет начато расследование смерти Зиёбекова, восстановлена связь в области, военные будут выведены с постов, а митингующих не будут преследовать.

По словам наших источников, они не стали настаивать на выполнение своих ранних требований, которые, в частности, предусматривали отставку Мирзонабота.

Было решено, что 44 человека из числа митингующих будут дальше вести переговоры с властью, 7 из них войдут в следственную группу. Правда и тут не все так просто.

По словам наших источников, жители Рошткалинского района, откуда был Зиёбеков, все еще эмоционально взвинчены и предвзято относятся к следственным органам, поэтому во избежание какого-либо инцидента, сейчас с ними ведут переговоры.

Между тем, на 7 декабря связь в Хороге все еще не восстановлена, военные продолжают оставаться на местах, а некоторых жителей вызывают в УВД в связи с их участием на митинге.

 

Как сдержать народ?

Руководитель некоммерческой организации «Мадина» города Хорог Набот Додхудоева говорит, что для предотвращения волнений, в первую очередь, нужно провести объективное расследование по факту гибели Зиёбекова и строго наказать виновных.

Также, по ее словам, нужны некоторые политические шаги, в частности, сокращение присутствия военных в области, в число которых входят, в основном, представители других регионов.

"Это создает почву для ненависти. Создается мнение, что они приехали карать всех, даже когда преступник ими пойман. Если половина из них будут выходцами из региона, а представители других регионов привлекались бы в другие сферы, например, образования, финансов, культуры, то население это примет по-другому», - говорит Додхудоева.

Также она отмечает, что прокуратура и ГКНБ не должны вмешиваться в дела бизнеса и другие сферы, в которых нет преступлений.

Политолог Парвиз Муллоджанов, в связи с ротацией кадров отмечает следующее: «В мировой практике, ротация кадров в силовых и официальных ведомствах между регионами является обычным явлением, но чаще всего присланные кадры составляют не более 20-30% от общего штата. Основной костяк, как правило, составляют местные. Если процент прикомандированных выше стандарта, то возникает почва для непонимания и недоверия между силовыми ведомствами и населением, что является проблемой не только ГБАО, но и других регионов страны».

Также политолог говорит о том, что нет необходимости в постоянных блокпостах, так как борьбой с коррупцией должна заниматься милиция, а военные и пограничники должны охранять внешнюю границу.

«Не справляется милиция - снимите стружку с начальника или назначьте нового. Но бороться с преступностью с помощью блокпостов военных и спецназа на каждом повороте в течение 9 лет – это нонсенс. Де-факто это не объявленное военное положение, что только дестабилизирует ситуацию, вносит нервозность и неуверенность в будущем. Эффект полностью обратный. Поэтому, первое, что делают в подобных ситуациях в других странах – как можно скорее убирают с улиц городов блокпосты, чтобы население увидело, что все налаживается», - говорит он.

Другой политолог Сулаймон Шохзода обращает внимание на существование самого Межведомственного штаба по противодействию с преступностью и наведению порядка, который создает двоевластие в регионе.

«С точки зрения законов штаб абсолютно антиконституционный, но при этом он осуществляет основную функцию власти в области, что, в свою очередь, создает систему двоевластия в регионе, когда с одной стороны органы местного управления, а с другой - штаб. Именно двоевластие стало одним из факторов, который привел к тупику в области. При этом он не перед кем не отчитывается, за исключением центра, его деятельность остается непрозрачной», - говорит Шохзода.

 

О комплексном подходе говорят давно, но…

События в Хороге не первый раз заставляют поднимать вопрос о том, что нужно менять подходы властей к этому региону.

Позитивным сдвигом можно было считать назначение Ёдгора Файзова в 2018 году. Население очень позитивно это восприняло, но одновременно с этим происходила милитаризация Хорога, что создавало напряженность в городе.

В период правления Файзова каких-либо инцидентов не произошло, но продолжались аресты молодых людей города и области. Как сообщается в распространенном обращении выходцев ГБАО (в свете последних событий), за последние почти 10 лет более 1000 человек из числа жителей области были осуждены на длительные сроки.

«В большинстве случаев, по данным правозащитников, заседания судов по ним проходили в закрытом режиме, по методу цепочки, когда один подозреваемый дает показаний на трех других и так далее. При этом, приговор выносится зачастую без достаточных доказательств, только на основе показаний других подозреваемых. Все это, после событий 2012 года, вкупе с экономическими проблемами, создает дополнительную психологическую нагрузку на население и особенно на молодежь», - отмечает политолог Парвиз Муллоджанов.

Решение экономических проблем связывали с назначением Ёдгора Файзова, но никаких подвижек в этом направлении не произошло.

Одна из причин – пандемия, а основные это то, что полномочия местных властей во многих вопросах, в том числе экономических, сильно ограничены и даже вопрос допуска инвесторов зависит от центра.

Об этом говорил и сам Файзов, в частности, отмечая, что откаты в размере 10-20% так же отпугивают инвесторов.    

 

Отрицательная селекция

Несмотря на ограниченные возможности председателя области, согласно законодательству, его роль имеет большое значение для жителей.

Об этом явно свидетельствуют назначения последних лет. В случае с Файзовым. Несмотря на то, что к нему было много нареканий, в частности, его обвиняли в пособничестве Межведомственному штабу в вопросах задержания жителей. Тем не менее его уход восприняли очень негативно, а назначение военного на этот пост было воспринято, как «не к добру».

Смерть Гулбиддина стала, вероятно, неким катализатором выражения недовольства населения. Митингующие требовали его отставки. В соцсетях даже открыта кампания против него и нового мэра Хорога Ризо Назарзода, которого также обвиняют в безучастии.

В обращении на имя президента, которое было распространено в социальных сетях, в частности, говорится, что новые «руководители стали фактором раздражительности населения, и это может спровоцировать дополнительные конфликты» и просят главу государства назначить на их места других людей.

«В ГБАО всегда существовало коллективное сознание, которое распространялось и на политическую элиту. Раньше председатели всегда были с народом. В кабинете они - председатели, а за дверью - часть этого общества. Эта традиция пропала при Алимамаде Ниёзмамадове (1994-2006 годы), но была возобновлена Ёдгором Файзовым.

Новый глава области должен был продолжить эту добрую традицию, потому что искоренить коллективное сознание в крае никогда не получится. Но вместо этого мы наблюдаем отрицательную селекцию, когда в элиту выдвигают худшего кандидата», - считает политолог Сулаймон Шохзода.

Вместе с тем, по его словам, сама по себе смена главы области ничего не даст, если не будет реального намерения менять что-либо, в первую очередь, в сфере экономики.

50% экономических проблем, по мнению политолога, может решить автодорога ГБАО, которая принесет области большую прибыль: в первую очередь увеличит поток туристов и население будет вовлечено в туризм, а во-вторых, положительно скажется на развитии бизнеса.

«Даже обычный Интернет может способствовать развитию уровня дохода населения посредством онлайн-бизнеса. Дайте людям скоростной Интернет и смотрите, как они быстро улучшат свой уровень жизни», - считает политолог.

Читайте нас в  TelegramFacebookInstagramЯндекс.ДзенOK и ВК.

Свои вопросы, сообщения, видео и фото для Asia-Plus присылайте на TelegramWhatsappImo по номеру +992 93 792 42 45.