Accelerate Prosperity: Женщины в бизнесе более ответственны и деньги тратят эффективно

15 мая 2019 г.
71

Accelerate Prosperity: Женщины в бизнесе более ответственны и деньги тратят эффективно

Общественный фонд «Предпринимательство и процветание», который больше известен под названием Accelerate Prosperity, готовит и финансирует предпринимателей Таджикистана уже третий год. За это время они обучили делать бизнес сотни людей и профинансировали 69 стартапов по стране.

Мы побеседовали с директором общественного фонда Розиком Чоршанбиевым.

 

Мужчины в миграцию, а женщины - в предпринимательство?

- Расскажите о деятельности Accelerate Prosperity в Таджикистане.

- В целом, мы работаем по всему Таджикистану. Правда, первые несколько лет по требованию наших партнеров фокусными районами были Хатлон и ГБАО. Сейчас мы потихоньку начали охватывать и другие регионы страны.

Каждый цикл у нас длится около пяти месяцев. Сначала собираем заявки, их бывает порой и нескольких тысяч и только 30 из них допускаются к инкубации. В течение месяца ребята проходят обучение и готовятся предстать перед оценочным комитетом, который выберет 10 самых сильных работ к прохождению на следующий этап – акселерации и индивидуального коучинга.

Оценочный комитет состоит из семи экспертов-представителей микрофинансовых институтов, донорских организаций, успешных бизнесменов. Ребятам на этом этапе бесплатно предоставляется место в коворкинге, где они совместно с менторами решают конкретные задачи для запуска их стартапа. По истечению трех месяцев работы они презентуют свои идеи инвестиционному комитету, который решит вопрос финансирования самых подготовленных идей.

%D0%92%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B5%D1%87%D0%B0%20%D0%BF%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%BD%D0%B5%D1%80%D0%BE%D0%B2.jpg
Розик Чоршанбиев (по центру)
Asia-Plus

С каждым годом мы увеличиваем количество циклов. Например, в этом году мы планируем провести до девяти циклов, тогда как в прошлом получилось пять.

Кстати, в этом году мы провели первую женскую инкубацию в Душанбе и это пусть небольшой, но успех, потому что львиная доля тех, кто подает заявки на участие в инкубаторе – мужчины.

- Почему так происходит?

- Мы анализировали ситуацию по всему миру и выяснили, что это мировая тенденция – не более 15 процентов из общего числа желающих попасть в бизнес-инкубатор составляют женщины. В Таджикистане статистика примерно такая же, если мы говорим о Душанбе, ГБАО и Согдийской области. Самая плохая статистика по женскому предпринимательству в Хатлоне.

С женщинами работать интересно – они более ответственны в ведении бизнеса, тратят деньги более эффективно. Из 69 бизнесов, которые мы финансировали после этапа акселерации, около 20% принадлежит женщинам. И потом, в современных реалиях, когда многие мужчины находятся в миграции в России, женщины становятся активной частью нашего экономического общества. Поэтому их нужно поддержать и дать доступ к предпринимательству. Сейчас он у них тоже есть, но с определенными сложностями. Например, женщинам сложнее получить кредит под бизнес в банке, потому что на их имя редко оформляют собственность, наличие которой требует банк под залог.

Мы разрабатываем продукт, который будет предоставлять женщинам доступ к финансовым возможностям, что должно помочь в развитии женского предпринимательства.

Accelerate Prosperity является инициативой Организации Ага Хана по Развитию и работает в трёх странах: с 2016 года в Таджикистане и Пакистане и с 2018 - в Кыргызстане. На сегодняшний день Accelerate Prosperity в Таджикистане имеет два офиса – в Душанбе и Хороге. Общественный фонд предоставляет бизнесу возвратную финансовую помощь со сроком до трёх лет. Возврат производится в соответствии с денежными оборотами, который имеет бизнес. 

 

Заниматься бизнесом - это круто

- Какой возрастной ценз для участия в бизнес-инкубаторе?

- Наши двери открыты для людей любого возраста. У нас обучение проходил 8-летний мальчик, а были люди и старше семидесяти. Но статистика показывает, что проекты, которые прошли через инвестиционный комитет и получили финансирование, чаще принадлежат людям от 30 до 55 лет. Кстати, во всем мире примерно такая же статистика.

Мы не требуем при подаче заявки того, чтобы бизнес - идея была полностью продумана. Нам не нужен ни бизнес план, ни конткретные цифры. К нам нужно приходить с инновационной идеей и верой в себя. Дальше во время инкубации мы вместе сформируем бизнес мышление, после чего каждый участник оформит и упакует свою идею до готового продукта.

%D0%9F%D0%B8%D1%82%D1%87.jpg
Asia-Plus

- Какие стартап идеи больше интересуют таджикскую молодёжь?

- Молодежь в Душанбе до 25 лет больше интересуется технологиями, как диджитализировать какие-то услуги в стране. В других районах молодые люди больше фокусируются на коммерческих услугах – открывают хостел, туркомпании, бани, спортзалы и пр. Еще в более дальних районах видят себя в аграрном секторе – производстве хлеба, консервирование овощей, соков и т.д.

- А какой уровень предпринимательских знаний у таджикской молодёжи?

- Очень низкий. Мне кажется, совместно с Минобрнауки мы должны разработать определенную программу практического бизнеса, которую следует внедрить в школьную и университетскую программу вместо мировой экономики и других предметов, которые говорят об абстрактных вещах.

В Индии, например, перед школьниками ставят задачу научиться продавать. Дома они пекут кульчашки или то, что умеют, выходят на улицу и пытаются реализовать свой товар. Когда десятилетний ребенок получает на руки собственно заработанные деньги, он меняет свое мышление о работе и заработке.

Мы тоже должны со школы формировать мышление у детей о том, что заниматься бизнесом – это круто.

А что происходит у нас? У нас даже заявку для участия в бизнес-инкубаторе около 30% заполнить правильно не могут. Все это от незнания, неопытности, халатности, а также от того, что они не верят в свои силы.

 

"В Таджикистане есть люди с деньгами, но они не знают, что с ними делать"

- Когда, по вашему мнению, в Таджикистане появится культура венчурных капиталовложений и что для этого нужно сделать?

- Она появится тогда, когда в стране сформируется экосистема бизнеса, которая будет сотрудничать с инвесторами, а у нас она пустая.

В Таджикистане есть люди с деньгами, но они не знают, что с ними делать, потому что малый и средни бизнес, во-первых, не готов делиться бизнесом, во-вторых, не ведет бизнес прозрачно. А это самый главный момент в венчюрных капиталах.

Начнем с первого пункта. Стартаперы боятся делиться бизнесом, продавать акции. Но ни один бизнес без этого не будет расти. Когда ты допускаешь в свой бизнес акционера, ты не только получаешь деньги, но и разделяешь риски. Акционер предоставит доступ к своим бизнес связям, специалистам и другим рисурсам, откроет новые рынки. Но у нас продолжают думать: "Нет, у меня гениальная идея, и она будет только моя!".

Даже на стадии инкубации у нас есть ребята, которые не называют свою идею, мол, украдут. Идею украсть невозможно. Я могу в течении часа озвучить вам 50 идей, которые будут работать в Таджикистане, но вы не сможете их реализовать, потому что вы “не в теме”, не верите всей душой в нее, не готовы работать по 18 часов в сутки ради её осуществления. Во многом это из-за узкого предпринимательского мышления в стране. Когда мыслишь мелко и не видишь большую картину, это приводит к слишком большим ограничениям.

Это выражается даже в том, как у нас предпочитают открывать бизнес. Стартапер думает: “Дай-ка я открою магазинчик в своем районе, и мне этого будет достаточно”. Он даже не рассматривает вариант, чтобы открыть сеть магазинов в нескольких городах, да еще и выйти на афганский или узбекский рынок. В Великобритании, например, со школы учат детей мыслить глобально. Если британец запланирует открыть магазин, то он откроет его в Лондоне и сразу в Париже. А чуть позже в Милане.

Оставайтесь с нами в TelegramFacebookInstagram, Viber, Яндекс.ДзенOK и Google Новостях.